Великий и ужасный Сергей Дягилев

Дягилева, великого Дягилева, моего бога, моего божества!.. Если маэстро кого-то или что-то хотел, он не отступался никогда, мог вцепиться волчьей хваткой. Жить и работать с Дягилевым было чрезвычайно трудно. Он требовал безоговорочного подчинения всегда и во всем, причем это касалось не только творческих проблем. Стоило, например, Лифарю не надеть подаренную ему Дягилевым шляпу, как тот на него публично накричал: Она тебе не идет? Ты хочешь сказать, что у меня нет вкуса, что я не знаю своего ремесла? Вон с глаз моих, негодный щенок! Однако следует отдать ему должное:

Статья не найдена!

Натали Палей, дочь великого князя Павла, подарила Лифарю счастье Фото: Черт знает, что было в Кокто особенного — худой, жилистый, с ироничной улыбкой, вечно в черном. После одной из репетиций Кокто подмигнул Лифарю: Тебе не осточертело их ублажать? Ты похож на дрессированного циркового медведя, ну разве что пограциознее!

После смерти Дягилева Лифарь танцевал их где только и когда только мог, тех раздраженных и ревнивых матрон-защитниц, которые всегда следуют.

Лобановым-Ростовским Серж Лифарь Князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский — человек удивительной судьбы, перипетии которой достойны кинематографического воплощения. В детские годы ему пришлось пережить все тяготы эмиграции его семьи: Геолог, банкир, общественный деятель, искусствовед, коллекционер, интеллектуал — это все Никита Дмитриевич. Значение коллекции русской театральной живописи, собранной совместно с первой супругой Ниной, трудно переоценить. Им удалось спасти целый пласт русской культуры, который мог бы быть утерян безвозвратно.

Попав под обаяние его многосторонней личности, мне захотелось его расспросить о представителях балетного искусства, с которыми он дружил и встречался в процессе главного увлечения своей жизни — коллекционирования. Никита Дмитриевич, ваше увлечение русской театрально-декорационной живописью начала века сформировалось в годы учебы в Оксфорде, который вы закончили в году.

Но для того чтобы понять, в чем уникальность и непостижимость Великого Импресарио, нужно внимательно всмотреться в родословную замечательной русской семьи. Рассматривая фотографии Сергея Павловича, невольно сразу же отмечаешь необычность его облика: Вполне возможно, что нет. По крайней мере, сам Дягилев утверждал, что в его жилах течет кровь первого русского императора, переданная ему от матери.

Ее бабка происходила из знаменитого рода Румянцевых.

Библиотека Дягилева-Лифаря. Выдающийся русский театральный деятель, которые она так ревниво хранила у себя и не только не опубликовывала.

Наталья Кожина 3 Молодые любовники, роскошь и деньги. Портрет Сергея Дягилева кисти Валентина Серова, г. Сергей Дягилев в гимназические годы. Дягилев часто провожал известную балерину домой после спектакля. Эта невероятная постановка тогда буквально потрясла весь Петербург. Некоторое время местные жители вместо обычного приветствия при встрече задавали один единственный вопрос:

«Нельзя жить без надежды»

Дягилев и русский балет Сергей Павлович Дягилев родился в г. Учился в гимназии в Перми, куда направили на службу его отца. В - гг. Дягилев занимался на юридическом факультете Петербургского университета. Во время учебы он сдружился с Александром Бенуа и Львом Бакстом, с которыми он организовал небольшой искусствоведческий кружок.

Одновременно с учебой в университете был вольнослушателем в классе пения Петербургской консерватории и брал уроки композиции.

у Лифаря"Дягилев и с Дягилевым") . намечалась известная реакция против классических традиций, за которыми ревниво следил Петипа.

Лифарь , Дягилев и с Дягилевым Сергей Лифарь. Дягилев и с Дягилевым. Вагриус, , с. Удивительна эпоха расцвета русского балета начала века: Книга знаменитого танцовщика Сергея Лифаря тому наглядный пример. Судьба у него носит прозвище"шеншеля", цилиндр и аккуратные усики.

Журнальный зал

Всемирно известный хореограф и танцор серж лифарь: Ему аплодировали короли и президенты. Имя всемирно известного киевлянина, надолго вычеркнутое из истории отечественной культуры, только сравнительно недавно возвращено на родину. Его воспоминания, изданные на французском и русском языках, наконец увидели свет и на украинском.

Эротика по-древнегречески [Текст]: ревнивый Дягилев в исступлении Лифарь, С. Дягилев и с Дягилевым [Текст] / Сергей Лифарь. - М.: Вагриус,

Вперед Дягилев ревновал меня решительно ко всем и ко всему: Дягилев всегда требовал себе всего человека и взамен готов был осыпать его всем, дать ему всё, но при непременном условии, чтобы это всё исходило от него, чтобы всё давалось им или через него, а не помимо него, чтобы всё было связано с ним. Тираническая ревность была в природе Дягилева: Я был когда-то рабом Её, и раскрепощение от неё было трудным, кровным, на него ушли годы, но теперь, до поры до времени, она перестала для меня существовать, перестала владычествовать моей мечтой, а Сергей Павлович продолжал ревновать, подозревал, что я нарушаю слово и пишу ей.

Он устраивал мне сцены ревности по поводу моих предполагаемых увлечений, постоянно боясь, что я уйду от него. Соблазнов у меня было много: Когда в нашу труппу поступила новая танцовщица и мы начали вместе с нею учиться, Сергей Павлович дал было уже такой приказ режиссёру Григорьеву: Введя меня в круг своих друзей, заботясь о моих хороших отношениях с ними, Сергей Павлович начинал мрачнеть, когда ему казалось, что они или слишком внимательны ко мне, или хотят своим влиянием парализовать его влияние, отдалить меня от него и, помогая мне стать более самостоятельным, сделать его для меня ненужным или менее нужным Сергей Павлович больше всех способствовал им и больше всех радовался моим триумфам и Сергей же Павлович ревновал меня к сцене, ревновал к тому, что я давал на сцене свое, то, что не от него получил.

Глава тринадцатая Сергей Дягилев: Смерть в любимой Венеции

Настоящее издание представляет собой вторую книгу С. Лифаря о Дягилеве, изданную тогда же в одном томе вместе с первой. Всемирно известный танцовщик и балетмейстер С. Лифарь на протяжении нескольких лет выступал в спектаклях Русского балета и принадлежал к числу близких друзей знаменитого театрального деятеля.

Должен признать, что собирал книги Дягилев диллетантски вает ее: « Воскресив Пушкина, Сергей Лифарь, при доброжела тельном участии Пушкина, Александру Александровичу, который ее ревниво оберегал и оставил у.

Отныне ни репертуар этого великого театра, ни подготовка танцовщиков, ни костюмы, ни декорации — все, чем совсем недавно он жил, больше его не касается. Театр, особенно такой огромный, как Парижская Опера, — сложный, неподдающийся никакой логике организм. Вообще не ясно, как он функционирует и до сих пор не уничтожил себя интригами, подсиживанием, деспотизмом старших по отношению к младшим. Просто удивительно, что Лифарю — чужаку, эмигранту, — удалось здесь продержаться почти 35 лет.

Пора и честь знать, выперли вас, дорогой маэстро, больше вы тут не нужны, Франция положит вам скромную пенсию за труды и не поминайте лихом. За полчаса он должен добежать до ресторана, а путь неблизкий; машины у самого знаменитого танцовщика Франции Сержа Лифаря никогда не было, ее ему заменяли прославленные балетные ноги; кстати, серия фотографий этих самых ног еще недавно тоже украшала его кабинет, но, видно, и они не приглянулись новому директору.

Бегом пересекая знакомые парижские улицы, бульвары с цветущими каштанами, он почему-то вспоминал изуродованные болезнью ноги Вацлава Нижинского — распухшие, огромные, страшные. Как Серж завидовал когда-то легким ногам Нижинского, его кошачьему прыжку! И как тягостно все закончилось — бессмысленной улыбкой, мерным покачиванием головы, словно у китайского болванчика, — короче, домом для умалишенных! А ведь его родная сестра Бронислава Нижинская стала первым педагогом Сержа еще в далеком Киеве!

Нижинская не любила Лифаря, сравнивала его с братом и кривила губы.

Постановки С. Лифаря

Хочешь узнать, как действительно избавиться от проблемы c ревностью и устранить ее из жизни? Жми здесь!